Внезапно: Биткойн не такой уж и медленный — часть 3

0 7

В продолжение цикла статей, посвящённого размышлениям об основах Биткойна и том, как криптовалюты конкурируют или способны дополнить существующую финансовую систему. Сегодня мы попробуем представить перспективы Биткойна в противопоставление нынешних платёжным системам. Не забудьте просмотреть первую и вторую части, а также следите за обновлениями, чтобы не пропустить последующие статьи из серии.

Оглавление

Внезапно — Часть 1: Биткойн, а не блокчейн
Внезапно — Часть 2: Вот что решает Биткойн

Продолжение следует…

В книге «От нуля к единице» Питер Тиль описывает, как новые технологии влияют на построение будущего, где в выигрыше будут все. Хотя книга фокусируется на индивидах и компаниях, Биткойн как денежная система – подлинный технологический прыжок от нуля к единице. В качестве исторических примеров Тиль, среди прочего, выделяет появление парового двигателя, а также переход от пишущих машинок к компьютерам. Он также высказывает мнение, что с начала 1970-х инновации в значительной степени стагнировали, отмечая, что технологический прогресс с тех пор скорее двигался не от 0 к 1, а от 1 к n. Биткойн решает эту проблему. Инновация Биткойна – не только скачок от нуля к единице, но также нечто фундаментально отличное от того класса инноваций, на котором фокусируется книга Тиля. Биткойн – это построенный на цифровой редкости денежный протокол, чьё влияние намного превзойдёт влияние паровых машин и компьютерных процессоров.

Биткойн это решает

В интернете ходит новый мем: какой бы ни была проблема, Биткойн её решает. Долг с отрицательной доходностью? Биткойн это решает. Неравенство богатства? Биткойн это решает. Бесконечная мировая война? Биткойн это решает. Финансовые кризисы? Биткойн это решает. Культура гнева? Биткойн это решает. Мы пока не уверены, как именно, но это артикуляция уравновешивающего эффекта, который твёрдая и стабильная денежная система окажет на все аспекты общества. Деньги выполняют в обществе координирующую функцию. Они позволяют сотрудничать сотням миллионов людей, у которых в противном случае не было бы для этого никакого базиса. И Биткойн – это инструмент, который сделает возможным более мирное координирование, так как он не подвержен манипуляции и свободен от моральных рисков. Его глобализация – это проблема движения «от 1 к n» (хотя не совсем в том смысле, о котором говорит Тиль), и решения по масштабированию Биткойна появятся естественным образом. Вытекающая всеобщая выгода, возможно, не вылечит в буквальном смысле все болезни мира, но изобретение качественно новой денежной сети фундаментально отличается от какого-то бы то ни было отдельного продукта, поскольку деньги – это экономическое благо, координирующее всю остальную экономическую активность.

«Проблема как раз в том, как расширить простор использования ресурсов за пределы контроля какого-либо одного ума и, следовательно, как избавиться от потребности в сознательном контроле и предоставить мотивы, которые будут побуждать индивидов совершать желаемые действия в отсутствие кого-то, кто говорит им, что делать». – Ф. А. Хайек, «Использование знаний в обществе»

Хайек пишет об изобретении денег и ценовом механизме как инструменте, позволяющем обществу избавиться от потребности в «сознательном контроле». Биткойн – это усовершенствованный преемник этого механизма, и его радикальная инновация – это цифровая редкость, а не платежи или скорость транзакций. Хотя свойство редкости Биткойна всё ещё нуждается в дополнительном стресс-тестировании, это основательное достижение, делающее Биткойн уникальным. Ни один актив до Биткойна – тем более цифровой актив, – не обладал ограниченной эмиссией и дефицитным характером. Конечный результат этой инновации – самая твёрдая разновидность денег, какая когда-либо существовала. Это и есть принципиально новое достижение и феномен, какой вряд ли будет повторён.

Все другие проблемы, которые понадобится преодолеть Биткойну, более банальны в сравнении с редкостью. Цифровые платежи? Идея о том, что человеческая изобретательность может создать цифровую редкость, но не может надстроить над ней платёжную технологию, нелогична. Платёжная технология – это лишь одна из множества инноваций «от 1 к n», которые будут надстроены над Биткойном для глобализации его принятия. Платежи не только проще решить, но это также не критическая задача, требующая решения сегодня. Главное применение Биткойна сегодня – это не платежи, а механизм сбережений. Со временем, когда принятие вырастет и будет расширена инфраструктура, биткойн превратится в транзакционную валюту, но это произойдёт постепенно, а не внезапно. И после перехода на Биткойн многие будут и дальше пользоваться старыми денежными системами и платёжными платформами.

Не платёжная платформа

Блокчейн Биткойна никогда не станет платформой для массовых платежей, хотя на этот счёт ведутся активные дискуссии. Многие придерживаются мнения, что для «успеха» Биткойн должен стать универсальным механизмом, совмещающим роль эмитента валюты, клиринговой платформы и платёжного механизма. И хотя Биткойн прекрасно справляется с первыми двумя функциями (эмитент валюты + клиринговая платформа), он категорически не является платёжным механизмом. Биткойн проваливает платёжный тест по скорости и масштабам. Хорошая новость? Нам не нужно, чтобы сеть Биткойна выступала платёжной платформой.

Путаница в философских (а не технических) дискуссиях в значительной степени проистекает из подзаголовка уайтпэйпер Биткойна: «Пиринговая система электронной наличности». Некоторые интерпретировали это так, будто Биткойн должен быть способен обрабатывать абсолютно все транзакции в мире между двумя конечными сторонами. Другие считают структурным недостатком Биткойна неспособность обрабатывать транзакции в масштабах или со скоростью Visa или MasterCard. В сущности, согласно скептикам, если Биткойн не удовлетворяет этим двум стандартам, то он не выполняет своих обещаний. К счастью, это не так.

Для справки: блоки Биткойна вычисляются в среднем каждые 10 минут, но фиксированного расписания нет. Следующий блок может быть вычислен за 1 минуту или 20 минут, за 30 секунд или 36 минут. Сеть корректируется так, чтобы блоки вычислялись в среднем каждые 10 минут. Как продавцы или обработчики транзакций могут жить в таком медленном и непредсказуемом мире? Блоки Биткойна также имеют ограниченное место для транзакций. Хотя фиксированного числа транзакций на блок нет, каждая транзакция Биткойна занимает в блоке ограниченное место. Как следствие ограниченной пропускной способности, блоки в среднем включают примерно 2700 транзакций. При среднем интервале между блоками 10 минут, 6 блоках в час, 24 часах в сутках и 365 днях в году, это равно сетевой пропускной способности около 145 млн транзакций в год или 4,6 транзакции в секунду. Visa, с другой стороны, обрабатывает 124 млрд транзакций в год со скоростью ~4000 транзакций в секунду (см. здесь).

Как Биткойн может быть полностью пиринговым механизмом, поддерживающим глобальную финансовую систему, если его масштабы и скорость почти в тысячу раз меньше, чем у одной только Visa? Действительность всегда была такой, что если Биткойн должен иметь ненулевую стоимость, то следствием будет настолько ценная система, что её базовый уровень не сможет обрабатывать все транзакции, не жертвуя децентрализацией или цензуроустойчивостью. Без этих качеств Биткойн не был бы прорывной инновацией, и его стоимостная функция была бы нарушена. В конечном счёте, протокольный уровень Биткойна обеспечивает функцию эмиссии валюты и окончательных расчётов, но неспособен обрабатывать все мелкие транзакции, такие как покупка вами чашечки кофе.

В противном случае все транзакции всех людей, какими бы большими или малыми они ни были, должны были бы проверяться и храниться каждым обитателем Земли. Без механизма приведения в соответствие интересов участников сети существовала бы проблема общих ресурсов, и результатом была бы менее безопасная валютная система, подверженная централизации. Вместо этого мы принимаем механизм, ограничивающий пропускную способность транзакций на базовом уровне, делегируя аспекты пиринговой транзакционной архитектуры Биткойна отдельным уровням, интегрирующимся с Биткойном. Эти уступки делаются для того, чтобы обеспечить фундамент денежной системы Биткойна (децентрализация → цензуроустойчивость → фиксированное предложение).

«Полностью пиринговая версия электронной наличности» – многие указывают на этот текст в whitepaper Биткойна, опубликованном его псевдонимным создателем, как на доказательство того, что Биткойн изначально задумывался для обработки всех платежей всех возможных участников сети. В конце концов, там действительно сказано «полностью пиринговая». Однако более важным для Биткойна, чем что-либо написанное в аннотации к уайтпэйпер (или чем какая-либо интерпретация), является его механизм консенсуса. Всё, что критически важно для Биткойна, обеспечивается консенсусом участников сети, в том числе фиксированное предложение и пропускная способность каждого блока Биткойна, ограничивающая число транзакций, которые могут быть обработаны. В этом фундаментальное различие между Биткойном и старой финансовой системой: денежная политика, основанная не на доверии, а на консенсусе. Создатель Биткойна построил систему, отнявшую критические решения у какого бы то ни было центрального органа и вместо этого полагающуюся на мудрость рыночного консенсуса. Эта система достаточно гибкая для адаптации, но при этом достаточно устойчива к существенным изменениям. Как следствие, участники сети, на децентрализованной основе, решают, как лучше масштабировать Биткойн. Именно благодаря этому механизму консенсуса Биткойн свободен от необходимости в «сознательном контроле».

Уступки ради безопасности

Ничего не бывает без тех или иных уступок. В случае Биткойна есть два святых Грааля: фиксированное предложение 21 млн BTC и предотвращение многократного расходования валюты (проблема двойного расходования). Стоимость Биткойна основана на его способности обеспечивать обе эти функции на децентрализованной, не требующей доверия основе, и обе они неразрывно связаны с фиксированной пропускной способностью сети. Пропускную способность каждого блока Биткойна можно рассматривать как ценное цифровое имущество. Всем участникам рынка, желающим получить подтверждение своих транзакций, приходится конкурировать за место в блоке. Редкость сетевой пропускной способности – это функция, оптимизирующая общий ресурс Биткойна. Конкуренция за этот редкий ресурс гарантирует, что он используется эффективно и его стоимость максимизируется. В конечном счёте, редкость заставляет участников рынка конкурировать друг с другом, увеличивая стоимость пропускной способности сети, вместо того чтобы переносить негативные внешние факторы на остальную сеть.

На свободном рынке Биткойна приоритет получают транзакции с наибольшей стоимостью и выгодой. Без редкости пропускной способности эта стоимостная функция не работала бы. Существование редкости критически важнее, чем оптимизация пропускной способности транзакций. Никто на самом деле не знает оптимальную пропускную способность транзакций в каждый момент времени, отчасти потому что спрос постоянно меняется, но также потому, что он со временем в целом растёт. Критически важно то, что пропускная способность известна и редка, что позволяет участникам рынка планировать и, в конечном счёте, конкурировать. Общие ресурсы не истощаются. Вместо этого участники конкурируют и разрабатывают инновации в поисках лучшего использования редкого актива. Редкость гарантирует, что общими ресурсами не злоупотребляют, и создаёт предсказуемый темп роста общего размера блокчейна Биткойна, что, в конечном итоге, защищает и улучшает децентрализацию.

Майнеры обеспечивают безопасность сети Биткойна, выделяя реальные энергетические ресурсы на выполнение криптографических хеш-функций для вычисления блоков Биткойна. Вычисляя блоки, майнеры проверяют историю и завершают текущие транзакции, что затем проверяется и подтверждается остальной сетью. Взамен майнеры получают компенсацию в биткойнах. Выдели ресурсы на безопасность сети – и получи оплату внутренней валютой сети (биткойнами). Компенсация, получаемая майнерами, имеет два вида: новые биткойны и транзакционные комиссии. Чтобы выделить ресурсы на безопасность сети, майнеры должны полагаться на то, что совокупная компенсация сохранит свою стоимость в будущем.

Примерно каждые четыре года сумма новых биткойнов, выплачиваемых майнерам, уменьшается вдвое («уполовинивается»). Сейчас с каждым блоком эмитируется 12,5 новых биткойнов. Примерно через 7 месяцев, когда произойдёт следующее уполовинивание (см. здесь), эта сумма сократится до 6,25 новых биткойнов на блок. Ещё через 4 года будет эмитироваться 3,125 новых биткойнов на блок. Этот процесс будет продолжаться, пока не будет достигнута мельчайшая единица биткойна (1/100000000-я), после чего новые биткойны перестанут эмитироваться. Эта функция эмиссии управляет фиксированным предложением биткойна (21 млн), и, как следствие, она также обеспечивает переход с компенсации за обеспечение безопасности сети (преимущественно) в новых биткойнах сегодня к системе, полностью полагающейся на транзакционные комиссии.

: bashco.github.io

Но как это связано с Visa и пропускной способностью транзакций? Если бы не редкость пропускной способности каждого блока Биткойна, не было бы механизма для создания рынка транзакционных комиссий. Ограниченная вместимость блока создаёт конкуренцию между участниками рынка за завершение транзакций, что способствует росту стоимости пропускной способности и её эффективному использованию. Без рынка комиссий единственным способом платить майнерам за безопасность сети было бы изменение фиксированной денежной политики Биткойна и увеличение предложения. Но вспомним, что редкость фиксированного предложения биткойна (21 млн) – это базис его основополагающего свойства средства сбережения. Создавая редкость сетевой пропускной способности, мы также гарантируем безупречность фиксированного предложения Биткойна, что составляет функцию полного стоимостного цикла. В такой реальности редкость – намного более важное свойство, чем скорость или конечная пропускная способность транзакций.

Фиксированная сетевая пропускная способность → Ограниченное число транзакций → Рынок комиссий → Фиксированное предложение Биткойна

И поскольку реальная проблема, которую намеревается решить Биткойн, – это проблема денег и глобального количественного смягчения (а не платежей), те, кто хранит богатство в биткойнах, предпочтут иметь фиксированную денежную массу, вместо того чтобы пожертвовать долгосрочной безупречностью и надёжностью пропускной способности транзакций. Короче говоря, будущее Биткойна намного более надёжно в мире, где все участники рынка могут полагаться на фиксированное и редкое предложение, принимая в качестве уступок более низкую пропускную способность транзакций и скорость. Какая польза от высокой пропускной способности транзакций и скорости, если фундаментальная стоимость валюты подвергается риску? Существующая финансовая система уже выбрала за нас противоположную уступку. Высокая скорость и пропускная способность транзакций благодаря централизации, но за счёт архитектуры, уязвимой к системному денежному обесцениванию. Биткойн представляет альтернативу, и мы не должны повторять прежние ошибки.

Биткойн ≠ Visa

В конечном счёте, Биткойн не конкурирует с Visa за превосходство в глобальных платежах. Биткойн конкурирует с долларом, евро, иеной и золотом как деньгами, и любое сравнение с Visa, её объёмом транзакций или скоростью фундаментально несостоятельно. Биткойн исполняет роль эмиссии валюты и окончательных расчётов. Как следствие, уместным будет сравнение Биткойна с Федеральной резервной системой (ФРС) США как эмитентом валюты и клиринговым механизмом. Никто не смешивает функции Visa и ФРС, но почему-то часто сравнивают Visa и Биткойн.

Хотя для этого потребуются время и капиталовложения, платёжная сеть Visa может работать поверх сети Биткойна для проведения платежей, точно так же как она работает поверх существующей банковской системы. Вместо клиринга валюты через центральный банк окончательные расчёты по транзакциям могут проводиться через сеть Биткойна. В существующей архитектуре платёжный уровень (Visa) и уровень расчётов (банковская сеть/центральные банки) разделены. Главная проблема, которую пытается решить Биткойн, имеет мало общего с первым, но связана с механизмом эмиссии и клиринга валюты (ФРС и количественное смягчение). Visa помогает переводить доллары, но Visa – это не доллар. Это технологическая компания, предоставляющая услугу и имеющая 17 000 сотрудников. У Биткойна сотрудников нет.

В сущности, Visa – это основанная на доверии кредитная система. Хотя потребители, как правило, ассоциируют использование карты Visa (или её эквивалента) в кассовом терминале как платёж, на самом деле это не так. Вместо этого сверяется баланс, транзакции авторизуются, а окончательные расчёты производятся позже. На самом деле при обработке каждой отдельной транзакции в точке продажи или в центральных банках не происходит клиринг. Вместо этого транзакции объединяются, суммируются и проходят клиринг позже, и только тогда счетам присваивается соответствующий баланс. Так что когда кто-то пытается приравнять транзакцию Visa с окончательным расчётом, на самом деле это работает не так. Но такое сравнение неявно делается, когда пытаются сопоставить Visa и Биткойн.

Биткойн и ФРС

При сравнении с его реальными конкурентами (ФРС, ЕЦБ, Банк Японии) Биткойн начинает выглядеть как «Феррари». Окончательные глобальные расчёты каждые 10 минут, 24 часа в сутки, 7 дней в неделю, 365 дней в год, без цензуры. Сравните это с существующей цензурируемой финансовой системой с множеством уровней посредников в виде коммерческих и центральных банков, открытой только в «рабочие» часы. В этом большое заблуждение, связанное с Биткойном. Те, кто считает, что Биткойн слишком медленный или имеет недостаточную пропускную способность, сравнивают его не с тем приложением. Можно надстроить над сетью Биткойна сеть банков, и платёжная система сможет функционировать так же, как сегодня.

Проблема здесь в риске централизации. Если бы биткойны хранились в центральных банках, то это увеличило бы вероятность того, что сеть Биткойна может быть присвоена и скомпрометирована сетью коммерческих и центральных банков, которые захотят принудительно изменить правила сетевого консенсуса или цензурировать конечных пользователей. В конечном счёте, в этом был недостаток золота как денежного средства. Оно было уязвимо к централизации, что привело к появлению фиатных валют, которыми легко манипулировать. Хотя это маловероятный путь масштабирования Биткойна, деньги и платёжная технология – это разные проблемы. Фундаментальная причина в том, что в каждой передаче стоимости есть две стороны: одна сторона почти всегда включает деньги, а другая – товары и услуги. Платёжный уровень создаёт мост между ними.

Ввиду природы торговли, две стороны передачи стоимости, как правило и вполне естественно, относятся к разным процессам и разным моментам времени. Можно взять в качестве примера валютный расчёт с одной стороны и передачу прав собственности на жильё или автомобиль с другой. Или же оплата за товар на Amazon и его доставка два дня спустя – два разных процесса, происходящих в разные моменты времени. И важно признать, что Биткойну ничего не известно о внешнем мире, в том числе о сторонах передачи стоимости. Биткойн лишь эмитирует и проверяет валюту (является ли каждый конкретный биткойн действительно биткойном). Это и есть функция и ограничение любой базовой валютной системы. Платёжный уровень предоставляет мост между валютными расчётами (ФРС или Биткойн) и поставкой товаров или предоставлением услуг. Золото решало задачу массовых платежей посредством банковской централизации, доллара, ФРС и крупных платёжных процессоров, таких как Visa. Биткойн, вероятно, решит задачу платежей с помощью технологически более совершенного механизма, но у нас на это ещё есть время, так как эта задача отлична от проблемы денег.

Масштабирование Биткойна – это путь «от 1 к n»

Если мы сначала решим задачу денег посредством цифровой редкости (от нуля к единице), то технологические совершенствования для масштабирования транзакций и решения задачи платежей – это путь от 1 к n. Маловероятно, что человеческая изобретательность, способная решить первую задачу, затем не справится с производными. Это вопрос не надежды и веры, а разума и логики, учитывая уже проделанный прогресс в решениях по масштабированию и уже преодолённые Биткойном трудности. Цензуроустойчивые инновации и присущие Биткойну экономические стимулы будут координировать и ускорять решение любых будущих вызовов. Участники рынка мотивированы увеличивать стоимость сети и создавать инновации для её масштабирования, но решения должны работать в рамках сетевого консенсуса либо получить достаточный консенсус для изменения правил.

Ввиду характера экономических стимулов Биткойна, намного более вероятно, что решения по масштабированию будут работать в рамках существующих правил консенсуса. Один такой пример прогресса по масштабированию Биткойна в рамках сетевого консенсуса – это сеть Lightning. Сеть Lightning надстроена над Биткойном как уровень с минимизированным доверием для масштабирования пропускной способности транзакций, что всё ещё фундаментально отличается от платёжного решения. Однако в случае успеха Lightning будет использоваться для создания платёжных каналов Биткойна, делающих возможной намного большую пропускную способность транзакций с намного меньшими издержками, где скорость и масштабы составят конкуренцию Visa. Хотя это не обязательно будет окончательное решение, это пример инноваций, которые стимулирует Биткойн. Lightning – это лишь одно из многих активно разрабатываемых решений, и конкуренция приведёт к лучшим решениям по масштабированию.

Приближение к масштабированию Биткойна – это медленный и консервативный процесс. Биткойн слишком важен, чтобы следовать мантре Кремниевой долины «двигайся быстро и всё ломай». Вместо этого он должен двигаться медленно и ничего не ломать. Чтобы на децентрализованной денежной системе была построена глобальная финансовая система, фундамент необходимо любой ценой защитить. Сначала нужно обеспечить безопасность базового денежного уровня (Биткойна), после чего позволить участникам сети разрабатывать поверх него цензуроустойчивые инновации. Не забывайте, что Биткойну всего 10 лет. Мы стоим в самом начале его монетизации, и инфраструктура, которая позволит этой новой технологии расти, всё ещё строится.

Несколько смешно, рассматривая уже решённые Биткойном задачи, сразу же переключаться на вопрос: но почему не массовые платежи сегодня? Особенно если учесть, что в своей клиринговой функции Биткойн уже быстрее и надёжнее, чем сопоставимые механизмы для окончательных расчётов в долларах, евро, иенах или золоте. Если понять, что фундаментальное применение Биткойна сегодня – это долгосрочный механизм сбережений (а не платежи), то становится ясно, не только что проблема неверно диагностирована, но также что желаемые решения могут подождать. В будущем нам понадобится способность производить платежи, но на это ещё есть время. В своё время мы сможем иметь и одно, и другое.

Не забывайте, что это только начало нашей очень большой серии статей, посвящённых этой теме. Следите за новостями на нашем сайте, чтобы не пропустить продолжение.

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

пять × пять =